Биография Фотографии Кино-театр Пресса Гостевая СсылкиФан-арт

     
 
       
 

Счастливая судьба актера

Юрий Батурин легко может претендовать на звание нового секс-символа российского кинематографа. Высокий, мускулистый, с пронзительными голубыми глазами. Но вместо этого Юрий часто выбирает роли нерешительных или сложных персонажей. Вжиться в образ ему помогает богатый жизненный опыт – ведь мало кто знает, что этот успешный актер в свое время ушел из профессии на 10 лет! Вернуться в кино помогло всего лишь огромное желание…

- Юра, зачастую актеры стараются играть роли, понятные им. Те, для которых можно найти эмоции в своем прошлом или настоящем. Каким должен быть персонаж, чтобы вам захотелось его сыграть?

- Он должен быть абсолютно противоположным мне человеком! Не похожим на меня в жизни. Конечно, так получается не всегда. Предлагают достаточно интересные роли – и ты соглашаешься. Например, у меня были две крупные роли в достаточно серьезных проектах. Один из них – сериал «Морозов», а второй – «Знахарь». Я там играл людей, очень близких мне по духу, бесшабашных, решительных, где-то даже беспощадных. Такой, знаете, образ современного человека с ружьем. В какой-то момент мне показалось, что других ролей и не будет. И тут меня пригласили попробоваться в сериал «Сила притяжения». Я прочел несколько страниц сценария и вдруг понял – вот оно! Наконец-то я смогу сыграть человека нерешительного, сомневающегося, в каких-то жизненных вещах даже откровенно слабого.

- А как же титул секс-символа? Играть мускулами, стрелять, драться… Чтобы женщины вздыхали у экрана и мечтали оказаться рядом?

- То, что я высокий, мускулистый, могу драться, стрелять и ездить на машине, таких актеров, в принципе, много. А актеров характерных и умеющих быть в каких-то моментах застенчивым, нерешительным, трогательным до слез – единицы. Поэтому для меня лично играть нерешительного персонажа - это отличная возможность для расширения своего актерского амплуа. Ну и конечно, очень важен фактор – с кем я буду играть. Например, в той же «Силе притяжения» я оказался на одной площадке с людьми, которые для меня, молодого актера, являются практически легендами. Богдан Сильвестрович Ступка – я знаю его с детства, смотрел фильмы с его участием. Когда я учился в Днепропетровске, а потом в Москве в ГИТИСе, это был абсолютно непререкаемый авторитет в искусстве. Для меня он – как показатель, как образец актера в целом. Борис Щербаков – та же абсолютно история. Владимир Горянский – это человек, с которым мы учились в одном театральном училище в Днепропетровске, только он из старшего поколения. Нам его часто приводили в пример, мы смотрели работы с его участием, мне он был интересен. И мы гордились, что учимся в том же училище, где и он! Ирина Купченко – вообще актриса-легенда! Это женщина, которая помогала формировать вкусы многих мужчин. Я вам скажу честно, она чем-то повлияла и на формирование моего вкуса именно к женщинам. Конечно, было несколько людей, которые влияли на это, но глядя на нее, я думал, что хочу, чтобы такие черты были у моей будущей жены. Осанка, стать, манера разговаривать, глаза. Ну и Руслана Писанка – я ее люблю еще с тех времен, когда она вела «Прогноз погоды».

- А вот Руслана переживает, что ее «Погоду» уже забыли.

- Значит я такой старый, что еще помню! (смеется) Честно скажу, еще будучи студентом, молодым парнем, я каждый раз прибегал к телевизору и слушал ее «Прогноз погоды». Мне кажется, что в те времена Руслана была практически экстрасенсом. Она своим видом, голосом, светом, который от нее исходил, приковывала к экрану. Потому что это было в конце новостей, а новости какие были? Там убили, там взорвали, там кризис, там падение рубля, смертность, падение рождаемости... И тут выходила Руслана со своим «Прогнозом погоды» и от нее исходил такой луч позитива! Она своим позитивом словно говорила: ребята, временная облачность, но солнце выходит! И многие на это велись! Казалось бы – прогноз погоды. Но выходил яркий, светлый человек, с улыбкой и говорил о том, что в деревне Гадюкино опять дожди, но завтра будет солнце! Понимаете? Видимо, это где-то на подсознательном уровне.

- Юра, вас считают российским актером, но вы же родом из Украины.

- Да. Здесь живут все мои родственники, мои родители. Я из небогатой семьи: мой отец военный, а мама обычная учительница. Обычная семья, каких миллионы. И они с трудом меня тащили, учили в суровые 90-е годы. Поэтому я очень часто принимаю предложения сняться именно в украинских проектах. Понимаю, что сериал или фильм будет идти по украинскому телевидению. Это как дань моим родным. Я хочу, чтобы они меня увидели. Чтобы меня увидели мои родственники, мои односельчане, которые меня знают с младых ногтей, когда я еще под стол бегал. Российские каналы не у всех показывают, а так у них будет возможность без проблем посмотреть на мою работу.

А вы откуда родом?

- Я родом из Кировоградской области, Александровский район, село Ставидлы. Напишите, пожалуйста, об этом. Потому что я как-то давал интервью и сказал, что я с Украины, и сказал откуда, а это потом взяли и вырезали. А мои односельчане прочитали и обиделись: «Сказал бы хоть, что ты из Ставидлы!» Понимаете, для них это важно. В их жизни мало радости и им нужно чем-то гордиться, в данном случае – земляком. Для них это приятно, это подарок, это стимул. И я действительно очень хочу, чтобы они гордились мной. Я не хочу приезжать и краснеть, чтобы в меня пальцем тыкали: «Шо ж ты, Юрко, зазнался? Москалем стал?!» Поэтому я всегда, когда работаю, держу этот момент вторым-третьим планом – чтобы мне не было стыдно перед моими односельчанами. Мою семью все знают. Это очень уважаемая семья. Поэтому мне нужно держать марку. И я работаю для них в том числе. Я рано ушел от родителей, в 14 лет. Жил в Днепропетровске. Сейчас я о том времени говорю так: «мне многое по барабану, потому что я вырос в Днепропетровских гетто».

- Это вы о чем, простите?

- Мы учились в Днепропетровске и жили в рабочем районе. 90-е годы, тревожный очень город. Там «конкретные пацаны» на каждом углу и приходилось в себе вырабатывать определенные качества для того, чтобы остаться в живых или, как минимум, с целой мордой, которой я, извините, работаю. Поэтому я занимался спортом.

- А чем конкретно?

- Вы знаете, чем я только не занимался! Начиная с подтягивания в школе на турнике, что меня регулярно заставлял делать отец, с пробежек вокруг школы ранним утром. Когда я приехал в Днепропетровск, я стал ходить в спортивный зал, качать железо, заниматься боевыми искусствами. Это не потому что возраст такой, это было тогда жизненно необходимо. Я вот смотрю на сегодняшнюю молодежь, на своего племянника, который целыми днями сидит за компьютером, и понимаю, что могу его щелбаном перешибить пополам. Худой, дохлый, но – компьютерный гений! И таких сейчас много. Но это влияние времени. Я ему гантели купил – неинтересно. И он сидит за компьютером, бледный, в очках и знает про компьютеры все. Он будет программистом, это уже точно. Причем, богата земля русская вот такими «кулибиными», которые придумывают такие программы, что волосы дыбом встают. И он один из таких. Но физически он отстает. Мозг развит, реакция хорошая, а физическое тело начинает усыхать. А в моем возрасте было наоборот – был культ тела. Были фильмы с Брюс Уиллисом, Ван Даммом, С Чак Норрисом, Сильвестром Сталлоне. Шварценегером. Мы смотрели на них и хотели быть такими же. Да, может быть, мы были глупыми, но мы были сильные, дерзкие и это помогло нам выжить в те времена. Я понимаю, что сейчас другая ситуация, все немножко успокоилось и ценится уже не сила, а наличие мозгов.

- И все-таки вы перебрались в Москву. Что заканчивали?

- Я учился в ГИТИСе у Марка Захарова. Сначала год в Щуке, потом меня отчислили – это история, о которой я не хочу говорить. Но, тем не менее, я сразу перевелся в ГИТИС к Марку Захарову и меня взяли сразу на третий курс. И сразу начал работать в Ленкоме. То есть, пословицу «все, что ни происходит – все к лучшему» я на своей шкуре испытал.

- В Ленкоме, говорят, сложно работать.

- Ленком – замечательный театр. Я до сих пор считаю, что это один из лучших театров. Во всяком случае, он входит в тройку лучших театров страны. Но дело в том, что в Ленкоме есть кому играть главные роли. Это очень коммерческий театр, театр бродвейского уровня. Там есть звезды – действительно уважаемые, талантливые, заслуженные люди. И я прекрасно понимаю, почему они играли главные роли, а не я – молодой актер. А я бегал на подтанцовке или в массовке. Бизнес, ничего личного, я все прекрасно понимаю. Всем нужно как-то выживать. Поэтому я в Ленкоме поработал 3 года и ушел оттуда, потому что понял, что буду очень долго там петь, танцевать и так далее… Я работал барменом в достаточно шикарном ресторане, очень элитном, с фейс-контролем, в который попасть без рекомендации постоянных клиентов было невозможно.

- Подождите. Актер – и в бармены?

- А что было делать? Жить-то надо на что-то… Очень быстро я стал главным администратором и практически рулил работой этого ресторана. А там были и политики, и бизнесмены, и, чего греха таить, бандиты – достаточно уважаемые сейчас люди. Потом я понял, что ресторанная жизнь имеет свою специфику и заметил, что начал портиться изнутри, как человек. Потому что это деньги, это еще какие-то вещи, которые не лучшим образом влияют на характер человека. И я тупо ушел к одному из клиентов, с которым у меня были замечательные отношения. И он, в принципе, один из моих таких учителей по жизни. У меня в жизни есть несколько людей, которые влияли на меня как учителя, как отцы, такие «папы на время», которые мне что-то отдавали и вкладывали в меня что-то нужное. И я работал водителем-механиком. За 2 года я объездил за баранкой если не полстраны, то европейскую часть России практически всю. На КРАЗах, на Уралах, на КАМАЗах, в масле, грязи и солидоле. Гайки крутил на тех машинах. Честно скажу, выработались очень полезные качества. Потом я ушел в бизнес, который мы организовали с другом. Достаточно серьезный и процветающий. Просто у нас сложилась такая ситуация, что мы вынуждены были расстаться по нескольким причинам. Во-первых, мне стало скучно, а во-вторых, у нас начались вопросы на тему «кто больше денег вложил». Дележка началась, попросту. А учитывая, что я этого человека знал практически с детства, я понял, что деньги я все равно заработаю, а друга могу потерять. Я абсолютно четко уверен, что друзья приобретаются до 30 лет. Тем более такие, которые меня понимают с полуслова, а он был мне как брат. И я ушел в медийный бизнес – мы выпускали журнал о коллекционе. Колизионе, как это правильно в итальянском варианте. Журнал «Вейдинг» и другие, там целая подборка была. Очень интересная была работа, потому что работали в сфере индустрии моды, а мне это очень близко. У меня жена – топ-модель, с 17 лет в этой индустрии. И мне было достаточно легко и просто находить общий язык со многими людьми, потому что она была со многими знакома.

- Как жену зовут?

- Ирина. Уже Батурина. Она еще работала в Доме моды на Кузнецком мосту – это Всесоюзный дом моды. Она пришла туда в 17 лет. Потом работала в «Ред Старз». Кстати, первый «Ред Старз» - это была просто бомба, это был один из лучших модельных домов в России .Практически все российские звезды, которые работали потом за рубежом, вышли оттуда. Поэтому мне было очень удобно. Но в какой-то момент мне снова стало скучно. Я понял, что потратил 10 лет на то, чтобы получить профессию, и вдруг стало очень скучно и грустно заниматься «непрофессией». Мы неплохо зарабатывали, можно было бы жить. Просто настал внутри переломный момент – в 33 года. И я подошел к жене и говорю: «Как ты смотришь на то, если я вернусь в профессию?» Я не ожидал, но она сказала: «Давно пора! Я же вижу, что ты начинаешь терять себя, уходишь в депресняк». Знаете, как говорится, природа начала брать свое.

- Ваша жена всегда вас поддерживает?

- Да, она меня часто поддерживает. И это очень ценное качество в женщине. Знаете, я обратил внимание, что очень часто бывает так: в какой-то момент женщина, которую ты любишь, обожаешь, боготворишь, которая тебя понимает вдруг превращается в совершенно другого человека, на которую смотришь и думаешь: «Господи, неужели это та женщина, которую я любил, обожал и боготворил?..» Начинается: «Где деньги? А что ты делаешь? А-а-а, ты опять выпил!..» У меня такого, слава богу, нет!

- Сколько вы женаты?

- 12 лет. Причем, я ей сделал предложение на третий день знакомства. Я на тот момент работал барменом в ресторане, владелицей которого была Алла Пугачева. И на открытии очередного сезона был показ мод, в котором участвовала Ирина. И она умудрилась разлить сок на очень дорогой бильярдный стол. Прибежала ко мне и говорит: «Пипец, я апельсиновый сок разлила на бильярдный стол!» Я, естественно, обомлел, потому что столы там стоили по 20-30 тысяч долларов. Промокнул все это салфетками, а она мне говорит: «Знаете, скорее всего, придется перетягивать сукно». Я говорю: «Ну да, наверное». Она: «Вот мой телефон. Если по деньгам возникнут вопросы, я оплачу перетяжку». Она все понимала, сама неплохо играла в бильярд. Я онемел… 10 дней ходил и мучился с этим телефоном. Понимал: кто я и кто она. На что мне моя очень хорошая подруга сказала: «Юра, все женщины – они в первую очередь женщины, а потом уже все остальное – модели, жены олигархов, любовницы премьер-министров и так далее. Прежде всего, она – женщина. И внимание любого интересного мужчины ей приятно. Позвони, с тебя не убудет». Я позвонил и пригласил Ирину в музей Пушкина. Мы там ходили 4 часа. Я рассказал Ирине все про пушкинский музей – все, что в нем есть. На следующий раз мы пошли в кино. А на третий раз мы просто гуляли. И я вдруг понял, что это моя женщина и нужно брать ситуацию под контроль прямо сейчас. И сделал ей предложение у ее подъезда, стоя одной коленкой в луже. Я сказал: «Я понимаю, что это глупо выглядит, но мне кажется, что я дальше жить без тебя не смогу. Как ты смотришь на то, чтобы стать моей женой?» Она сказала: «Ты это серьезно?» Я говорю: «Посмотри мне в глаза – поймешь». Она говорит: «Ну все, я согласна!» Вот так и живем уже 12 лет.

- А у вас встречного вопроса «Ты это серьезно?» не последовало на ее быстрое «да»?

- Знаете, бывает момент, когда человеку в глаза посмотришь и сразу возникает такое чувство – нравится он тебе, доверяешь ты ему или нет. У нас было что-то большее. Мы посмотрели в глаза друг другу и как разряд молнии – вошел в темя, а вышел через копчики. Я очень хорошо помню это чувство, потому что никогда до этого не верил в любовь с первого взгляда, а тут такое случилось! У нас была очень трудная жизнь. Мы вместе ковали свое счастье. Знаете, как два мокрых котенка на улице жались друг к другу, бывали и такие ситуации. Согревали друг друга, поддерживали. К тому, что мы сейчас имеем и к тому, что у нас впереди, мы шли сами. Я никого не буду благодарить за это. Это лично политое кровью и потом нашим с ней. И я думаю, что от этого мы просто сильнее и ближе друг другу. Я уже чувствую, что она не просто женщина, которую я люблю, она уже один из моих органов, самых важных! И когда ее нет рядом, я уже чувствую себя некомфортно.

У мужчин очень часто бывает так: в жизни любят одних женщин, а женятся на других.

- А на других женятся потому, что понимают, что с ними будет уютно, комфортно и так далее. Я знаю, многие идут по этой дорожке. У меня есть парочку таких знакомых. Женились на «уютно-комфортно», а потом вдруг встретил женщину, от которой башню сорвало - и все! И понимают, что комфорт и уют можно создать… Для меня главное – чтобы рядом была женщина, от которой ты просто тупо без ума. Просто мозги отключаются, когда ее видишь. Вы знаете, я без жены уже спать не могу. Вот она приехала вчера домой, я ее обнял, носом в волосы уткнулся, почувствовал ее запах – и все! И я заснул сразу и спал как младенец. Даже будильник утром не услышал. Это, наверное, о чем-то уже говорит. А создать уже комфорт, уют - это получится.

- Юра, сколько лет вы не занимались профессией?

- С того момента, как я встретил свою жену, я уже практически не занимался профессией. Почти 10 лет, потому что мне нужно было зарабатывать деньги.

- То есть, вы довольно недавно вернулись?

- Да, года четыре-пять. В преддверии 33-летия меня переклинило. Сейчас мне почти 38. Вы знаете, видимо все-таки судьба. Потому что только я начал бегать, разносить фотографии по агентствам, ходить на пробы, на кастинги, у меня появилась первая реклама, достаточно интересная, буквально через 2 недели, как я отдал свои фотографии. А потом пошло по накатанной – там увидели, там услышали, там пригласили на эпизодик, там еще на одну рекламку. У меня с десяток рекламных роликов, очень хороших и качественных, достаточно больших и бюджетных.

- Страшно было возвращаться? Ведь вы оставили бизнес.

- Нет, не страшно. Я вообще мало чего боюсь в жизни. Летать, правда, боюсь на самолетах, но уже начинаю в себе это побеждать. А так, на земле, ничего такого не боюсь. Главное всегда понимать, чего ты хочешь, контролировать окружающих, себя и идти. Мое кредо в жизни: делай так, как считаешь нужным, а остальные пусть подстраиваются. В этой жизни важно понять, что тебе нравится и от чего ты готов умереть на рабочем месте. Я прихожу иногда уставший, как черт, падаю замертво, иногда возникает дилемма после съемок – что делать сейчас, помыться, поесть или лечь спать? И я выбираю «лечь спать», потому что во сне я быстрее восстанавливаюсь. Поесть и помыться я могу и утром – позавтракать и принять душ. И когда я вот так падаю, я понимаю, что занимаюсь тем, что мне нравится. И даже финансовый вопрос не всегда у меня на первом месте стоит. Если это интересный проект, если это интересный режиссер, интересная группа, с которой я буду сниматься. Честно скажу, занимаясь бизнесом, я понял одну вещь: поверьте, не в деньгах счастье и даже не в их количестве. На самом деле денег не так много нужно. Это просто люди в какой-то момент, наверное, уже становятся рабами ситуации и понимают, что им уже не вырваться. И поэтому остается только много зарабатывать, не останавливаясь.

- Сейчас вы в Москве все время живете?

- Да. Мы наконец-то закончили ремонт в квартире. Жена им занималась – у нее прекрасный вкус и большие дизайнерские задатки. Мне нравятся все ее идеи. Я только деньги зарабатываю на это, обеспечиваю финансовую сторону вопросу. А Ирина наше гнездышко приводит в порядок. Очень креативные идеи. И самое главное, что это не просто красиво, это суперфункционально. Никаких излишеств.

- Итак: дом построили, осталось за малым? Я имею в виду наследников.

- Наследников, к сожалению, пока нет. Мы над этим работаем и это, поверьте, самый приятный момент в нашей жизни. Потому что потом, когда наследники появятся, они дадут дрозда родителям (смеется).

Елена Сандул, 26.06.2010
http://happy-journal.com/articles/tet-tet/3064.html

   
 
     

Неофициальный сайт, посвященный творчеству актера Юрия Батурина. 2009 - 2013
uriybaturin@yandex.ru